Пресс-Центр: новости, аналитика, рекомендации | NEOTORG UFG - Как Крис Ларсен заработал $8 млрд на криптовалюте и возглавил рейтинг Forbes

Как Крис Ларсен заработал $8 млрд на криптовалюте и возглавил рейтинг Forbes
Автор Максим Шеповалов 15.02.2018 17:39 Комментарии

Ларсен 4 января вошел в пятерку самых богатых людей мира, утверждает The New York Times (NYT). В тот день с состоянием $59 млрд он обогнал оставшегося шестым Марка Цукерберга, а затем моментально вылетел из топ-5. Основа его состояния – криптовалюта XRP, которую в просторечье называют по имени выпустившей ее компании – Ripple. Курс токенов пошел вниз, Ларсен стал нищать на глазах. В списке богачей по версии Forbes его фамилия так и не появилась – в годовом рейтинге нет «криптовалютчиков», оговаривается NYT.

Зато на прошлой неделе Forbes впервые выпустил специальный рейтинг бизнесменов, разбогатевших на криптовалютных операциях. Ларсен занял в нем 1-е место, по подсчетам журнала, он стоил куда более скромные $7,5–8 млрд. Вторым оказался сооснователь Ethereum Джозеф Люблин – у него не более $5 млрд, но не менее $1 млрд. На почетном 3-м месте основатель криптовалютной биржи Binance Чанпэн Чжао – $1,1–2 млрд.

Основанная Ларсеном компания Ripple Labs контролирует 61 млрд из 100 млрд токенов XRP. Forbes в своей оценке сложил стоимость на 19 января 5,19 млрд токенов, принадлежащих лично Ларсену, и оценку его 17%-ного пакета в Ripple.

В 2017 г. XRP стала самой быстрорастущей криптовалютой, пишет Business Insider. В январе за токен давали $0,0065, к концу года – $2,47. Правда, вчера она стоила чуть больше $1.

Обман на ипотеке

Ларсен вырос в самом центре инноваций – городе Сан-Хосе, который называют столицей Кремниевой долины. На свет он появился в 1960 г. Мама работала иллюстратором-фрилансером. Отец – авиамехаником в аэропорту Сан-Франциско и был активным членом профсоюза, не раз вступавшим в противостояние с начальством. Студенческому журналу Университета Калифорнии в Сан-Франциско Ларсен говорил, что отец научил его возмущаться несправедливостью и пытаться ее исправить. Как-то эта привычка обошлась Ларсену в $1 млн, который он потратил на финансирование общественного движения. Но она же позволила создать первый стартап.

Поначалу Ларсен решил стать не финтех-бизнесменом, а финансовым работником. Получил диплом по международному бизнесу и бухгалтерии в Университете Калифорнии в 1984 г. и устроился в Chevron аудитором. Благодаря работе повидал мир – работал в Индонезии, Эквадоре и Бразилии. Повысил образование, пройдя программу МВА Стэнфорда. А потом решил купить свой первый дом.

«У меня был плохой личный опыт при покупке первого жилья, – объяснял он в интервью сайту компании Nielsen. – Похоже, некоторые договоры вводят нас в заблуждение. Многие финансовые продукты продаются как подержанные автомобили, а не как сложные [финансовые] продукты, которыми являются на самом деле. Тот опыт и привел к появлению E-Loan в попытке сделать более прозрачный продукт, используя технологии. Да, определенно это и послужило источником вдохновения: моя злость и то, что меня ввели в заблуждение <...> когда брал заем».

В 1992 г. Ларсен и его знакомая – кредитный специалист Янина Павловски уволились с работы и основали свой ипотечный бизнес. Они искали для клиентов кредиты подешевле. А в 1996 г. задумали еще больше упростить процесс и занялись разработкой сайта www.e-loan.com, который запустили в 1997 г. Он помогал выбирать лучшее предложение напрямую у финансовой организации, экономя еще и на услугах агента-посредника около $1500, пишет Forbes.

Немало денег было потрачено на рекламу, в которой традиционная индустрия ипотеки высмеивалась как неповоротливая и абсурдная. С Yahoo был заключен контракт, чтобы при поиске ипотеки интернет-пользователи видели ссылку на E-Loan. Затраты окупились. В 1998 г. из-за кризиса ставка рефинансирования упала, ипотека подешевела и кредитование по ней выросло на 70% до $1,5 трлн. Онлайн-ипотека составляла всего $4,2 млрд, но четверть этого рынка принадлежала E-Loan, заключившей 5000 контрактов.

Продать в последнюю минуту

E-Loan наделала шума, но это не значит, что дела у стартапа шли хорошо. В августе 1998 г. бизнес остался без единого цента – все деньги ушли на зарплату 150 работникам, каждый месяц требовавшим $250 000. У Ларсена и Павловски выбор оказался прост. Либо продать проект и стать миллионерами на волне дотком-бума, либо найти где-нибудь денег для поддержания своего детища на плаву. Компания Intuit предложила выгодную сделку. Она была готова скупить все доступные акции, в том числе всю долю Ларсена и Павловски – в совокупности 40% акций. Каждому из основателей Intuit предложила $10 млн наличными и еще $16 млн своими акциями. Неплохо за три года работы, писал Forbes.

Ларсен ратовал за то, чтобы выйти из дела. Он боялся повторить историю онлайн-справочника BigBook, который отказался от выгодного предложения о поглощении и закончил тем, что разорился. Но для Павловски проект был делом еще более личным, чем для Ларсена, объясняет Forbes. Ее родители эмигрировали в США из Польши и основали в Рочестере (Нью-Йорк) общество взаимного кредита. Основными клиентами были поляки, покупавшие свое первое жилье. Потом она стала специалистом по кредитам в Пало-Альто и не раз спорила с начальством из-за указаний продавать высокомаржинальные кредиты. E-Loan она рассматривала скорее как миссию, а не как бизнес.

Павловски вела втайне переговоры с еще одним претендентом, Yahoo. Та оценила компанию на 18% дешевле и согласна была купить всего 23% ее акций за $25 млн. Минусами такой сделки было то, что основатели получали куда меньше денег и не получали акций Yahoo. К тому же Intuit вместо союзника становилась конкурентом – было ясно, что компания так или иначе войдет на рынок онлайн-займов. Плюсом – Ларсен и Павловски сохраняли контроль над своим детищем: из своего 40%-ного пакета они продавали 9,2%, получив «всего» по $5 млн, зато на двоих у них оставалось чуть более 30%.

Когда-то основатель Yahoo Джерри Янг дал Павловски визитку и попросил позвонить, если они надумают продавать E-Loan. До подписания сделки с Intuit оставалось несколько дней, когда у Павловски сдали нервы и она позвонила. Янг извинился – мол, он катается на велосипеде по Франции и не может заниматься делами. Но уже на следующий день перезвонил гендиректор Yahoo Тимоти Кугл. Окончательно условия сделки с Yahoo были согласованы всего за несколько часов до встречи с Intuit, на которой Ларсен и Павловски должны были подписать договор о продаже. «Мы не можем отказаться от своего детища», – сказали они и согласились на предложение Yahoo.

В конце концов в 2005 г. E-Loan была поглощена Banco Popular de Puerto Rico исходя из оценки бизнеса в $300 млн. К тому времени Ларсен занимался уже новым проектом.

Жена и кредит

Идею второго стартапа Ларсену подсказали вьетнамцы, уверяют авторы книги We Are Smarter Than Me Барри Либерт и Джон Спектор (Wharton School Publishing, 2007). В 1983 г. из Вьетнама в Сан-Хосе иммигрировала семья из семи человек. Денег едва хватало, чтобы снять на всех студию. Перебивались случайными заработками. Но в городе жили и другие выходцы из Вьетнама. Община скинулась, дала семье в долг – та купила подержанный автомобиль и начала бизнес по озеленению. На девушке из этой семьи – Лине Лам потом женится Ларсен и в 2005 г. начнет со знакомым разработку нового стартапа. Им стал первый в США онлайн-сервис р2р-кредитования Prosper.com. В первые два года его работы Ларсен участвовал в финансировании более 450 займов – в среднем каждый был на $6000–7000.

Сайт начал работу в феврале 2006 г. и выдал кредитов на $120 млн, когда SEC в октябре 2008 г. опомнилась и запретила выдавать новые кредиты. Перед этим такая же судьба постигла его конкурентов – Lending Club в США и Zopa в Великобритании, сообщал Techcrunch. Бизнесы p2p-торгуют ценными бумагами – долговыми расписками – и должны регулироваться SEC, посчитали чиновники. Испугало их и качество заемщиков. Многие брали кредиты p2p, потому что им отказывали банки. Только к следующему году Prosper сумела договориться о правилах, по которым станет работать. Главным отличием было то, что раньше кредиторы устраивали аукцион, снижая ставку заемщику, теперь же заемщик получал ставку на основе своей кредитной истории.

Дружить не воевать

В 2012 г. Ларсен начал свой третий большой проект, сделавший его миллиардером, по крайней мере на бумаге. История Ripple Labs началась задолго до этого. Еще в 2004 г. некто Райан Фаггер стал экспериментировать с интернет-системой для взаиморасчетов. Его наработки привлекли внимание другого программиста – Джеда Маккалеба, который хотел создать цифровую валюту, умеющую проводить больше транзакций в единицу времени, чем биткойн, пишет The Telegraph. В 2012 г. Фаггер, Маккалеб и Ларсен объединились, чтобы создать систему мгновенных переводов денег. Компанию назвали сначала OpenCoin, потом переименовали в Ripple Labs. У нее нет единого верифицирующего транзакции центра – она работает на системе независимых серверов. Принадлежать они могут кому угодно, но допускаются в систему с разрешения Ripple.

Цель всех его бизнесов – убрать посредников, объяснял Ларсен в 2013 г. студенческому журналу Стэнфорда. Он просил представить, что вы хотите перевести $200 приятелю на счет в другом банке. Даже если вы оба живете в США, комиссия составит $20. Банки берут с ритейлеров комиссию за каждый платеж по кредитной карте, а если счет и платеж в разных валютах, то банк снимет еще 3% за конвертацию. На подтверждение операции может уйти несколько дней.

Еще хуже дела обстоят, если деньги надо отправить за границу. «В Европу проще послать наличные через Fedex, чем перевести их через ваш банк. В нынешнем сетевом мире это неприемлемо», – возмущался Ларсен в разговоре с интернет-порталом Benzinga. При всем развитии онлайн-банкинга и онлайн-торговли в их основе лежит структура финансовых платежей доинтернетовской эпохи, дорогая и медленная, передает его мнение журнал Стэнфорда. Ларсена называют сторонником интернета ценностей – идеи, что деньги и ценности должны передаваться так же быстро, как информация по сети.

«Если вы сражаетесь с банками, скорее всего вам придется быть маргиналом», – говорил Ларсен The Banker. Он же хотел сделать из Ripple крупный бизнес и выбрал путь сотрудничества, а не противостояния. В мае 2014 г. немецкий Fidor Bank стал первым банком, который предложил клиентам переводы с помощью Ripple. В следующем месяце то же сделала компания Astropay для семи стран Латинской Америки. А в сентябре протокол Ripple внедрили у себя два американских банка – Cross River Bank из Нью-Джерси и CBW Bank из Канзаса. «Сейчас нет особого разнообразия вариантов, как перевести деньги из точки А в точку В, – рассказывал в 2014 г. газете American Banker гендиректор Cross River Жиль Гад. – Стоимость [банковского] перевода – $35–50 плюс затраты на конвертацию».

Мухи и котлеты

«Миру не нужна новая криптовалюта; мы видим нужду в лучшем способе перевода [между счетами] существующих валют», – говорил Ларсен в интервью для сайта компании Nielsen. Надо понимать, что система взаиморасчетов Ripple и выпускаемые компанией токены XRP, которые в просторечье тоже называют Ripple, – не одно и то же, предупреждает NYT. Банки используют систему Ripple, но практически не интересуются покупкой токенов XRP, да они им и не нужны. Правда, нынешний гендиректор Ripple Брэд Гарлингхаус уверял, что ряд финансовых компаний используют сейчас токены XRP при расчетах. Но что это за компании и сколько их, сказать отказался, сославшись на соглашения о конфиденциальности.

Чем Ripple похож на e-mail

Сам протокол Ripple бесплатный, но компания зарабатывает, внедряя его в систему банков, сообщал The Banker. Для студенческого журнала Стэнфорда Ларсен объяснил свою бизнес-модель с помощью аналогии. 30 лет назад люди могли быстро послать сообщение за рубеж только телеграммой, платя по доллару или больше за слово. В конце 1980-х гг. начала развиваться электронная почта, куда более дешевая и быстрая штука. Поначалу она действовала только для клиентов одного и того же интернет-провайдера – пользователь AOL мог написать другому пользователю AOL, но не клиенту Prodigy. Затем появился единый протокол для электронной почты, позволивший писать на любую почту и сделавший переписку практически бесплатной.

Протокол Ripple, надеется Ларсен, повторит этот успех и станет стандартом для финансовых операций. В кошелек Ripple клиент может положить как валюту, так и токены вроде биткойна и даже авиамили или минуты сотовой связи. Если надо обменять деньги, система ищет самый дешевый вариант. Может быть, это будет прямой перевод из евро в доллар, а может – цепочка переводов с обменом на криптовалюту или валюту третьей страны.

XRP нельзя намайнить – их выпущено 100 млрд. Они используются самой системой Ripple. Например, как промежуточное звено при конвертации одной валюты в другую. Или защита от атак на систему. У пользователя должно быть на счету 20 XRP, с них за транзакцию списывается, как правило, 0,00001 XRP. Чем чаще идут транзакции, тем выше комиссия. Если киберпреступники попытаются перегрузить систему, проводя множество операций в единицу времени, рост комиссии сделает такую атаку экономически невыгодной. Списанные XRP, кстати, уничтожаются, уменьшая общую массу криптовалюты в обращении.

Но на волне интереса к криптовалютам токены XRP стали одним из средств инвестирования. Маккалеб, кстати, потом ушел из Ripple, но токены XRP сохранил. Есть у него и токены люмен, которые выпускает новый стартап Маккалеба Stellar, конкурент Ripple. На пике в январе этого года его состояние оценивалось в $20 млрд, это близко к 40-му месту в списке Forbes, подсчитала NYT.

Пора на покой

В 2016 г. Ларсен уволился с поста гендиректора. «[Я занимаюсь бизнесом] уже 20 лет, у меня два молодых парня, – цитирует его American Banker. – Быть гендиректором этих компаний, особенно глобальной вроде Ripple, – совершенно изматывающий подвиг. Хочу выстроить правильный баланс [работы и общения] с моими шестилетним и девятилетним [сыновьями]».

Хотя Ларсен формально отказался от оперативного управления Ripple, но остался исполнительным председателем и рассказывал Forbes, что «на 100% сконцентрирован на Ripple и помогаю команде всем, чем могу». Свой уход с поста гендиректора он объяснил тем, что обрел уверенность в будущем Ripple. Ведь в 2016 г. в клиентах компании числилось 15 из 50 крупнейших банков мира, включая Standard Chartered, National Australia Bank и Mizuho. В том же году Ларсен договорился с японской компанией SBI Holdings, предоставляющей финансовые услуги, и технологии Ripple стали использоваться 42 японскими банками. Компания провела серию В финансирования и привлекла $55 млн. А сейчас у компании больше сотни клиентов среди банков, включая Mitsubishi Financial, Bank of America и Santander.

 

Комментарии к статье

* Обязательные поля