Пресс-Центр - Под знаком цифры

Под знаком цифры
Автор Денис Наумик 30.05.2018 0:58 Комментарии

В июле прошлого года правительство России утвердило программу «Цифровая экономика Российской Федерации». С тех пор программа стала более понятна для чиновников, обретя привычную структуру в форме дорожных карт – планов мероприятий, но для бизнеса, который, по идее, и должен быть основным ее двигателем, программа остается загадкой.

Тому есть несколько причин, связанных друг с другом. Первая – это сроки. Замминистра связи Алексей Козырев заметил, что «программа была разработана и принята за очень короткий срок». В угоду скорости согласования текста с различными интересантами под нож пошли направления программы, вызывавшие наибольшие споры (а значит, наиболее приближенные к реальному бизнесу). По сути, был утвержден скелет программы, который впоследствии предполагалось наращивать мясом – прикладными направлениями «Цифровой экономики».

Сроки же поджимали, во-первых, из-за необходимости попасть в бюджет на 2018 г., для чего мероприятия программы нужно было утвердить осенью. Этого не произошло, и возникла вторая проблема – отсутствие в программе реальных денег. Сейчас на программу выделено лишь 3 млрд руб. из резервного фонда правительства – на приоритетные проекты. «У государственного бюджета есть определенный цикл, когда подаются заявки от участников тех или иных программ, – объяснил Козырев. – Это занимает целый год, и бюджет делается на перспективу трех лет». Поэтому правительство выделило деньги из резервного фонда на самые приоритетные и важные мероприятия, которые нельзя было откладывать на год.

Вторая причина торопливости – выборы президента. Программа писалась как манифест четвертого срока Владимира Путина. В этом была ее сила, но в этом крылась и третья проблема: из-за неминуемой смены правительства у чиновников, не имевших уверенности в собственном будущем, не было серьезных стимулов для работы над программой.

При таких неопределенностях программа не могла не остаться для бизнеса вещью в себе.

Регулирование традиционно считается основной угрозой планам операторов. Цифровое и связное законодательство в России архаично, об этом говорится не первый год, и определенные разрозненные попытки модернизировать его предпринимались и предпринимаются, но на общем регуляционном плане они не слишком успешны. Вдобавок законодатели добавляют участникам рынка все новые головные боли – чего стоит пресловутый закон Яровой, исполнять который операторы и интернет-сервисы должны начать уже в этом году.

Программа «Цифровая экономика» предполагает снятие регуляторных барьеров. По словам вице-президента МТС по корпоративным и правовым вопросам Руслана Ибрагимова, руководящего группой «Нормативное регулирование» в рамках этой программы, в 2018–2019 гг. запланированы изменения в 52 законах, чтобы убрать барьеры на пути цифровой экономики. Так, оборот данных сегодня крайне ограничен правовыми нормами и если эти ограничения снять, то мы получим новую нефть, новый бизнес, считает Ибрагимов.

 

Субъекты и объекты

Тем не менее сама по себе цифровизация экономики – далеко не только политические заявления. Цифровая трансформация должна затронуть все сферы жизни, если мы не хотим, чтобы Россия осталась на долгие годы плестись в хвосте мировой экономики.

Для телекомов цифровизация экономики – это двойственный процесс, в котором компании связи являются как субъектами, так и объектами.

Как от субъектов цифровой экономики от операторов ожидают, что их сети передачи данных станут инфраструктурным хребтом новой экономики данных. Для этого необходимо, чтобы темпы строительства и модернизации сетей как минимум не отставали от потребностей экономики.

Связь – уже практически неизменная составляющая во многих современных цифровых сервисах, но требования к связи эпохи цифровой экономики совсем другие, чем к сетям четвертого поколения или NGN. Так, главным рубежом, за преодолением которого открываются почти безграничные возможности разнообразных сервисов, станет так называемый тактильный интернет – когда время отклика сети на сигнал будет сравнимо со временем, за которое мозг человека обрабатывает сигнал от нервных окончаний, расположенных под кожей, – менее 1 мс. Сейчас эти показатели в сетях операторов составляют десятки миллисекунд. Сети с гарантированно быстрой скоростью отклика дадут возможность строить на них решения, управляющие процессами, происходящими в реальном времени. Например, системы, управляющие потоком автоматизированных транспортных средств.

Экономика будущего потребует от сетей гибкости, ведь они должны будут поддерживать работу на порядки большего количества устройств, чем сегодня, и эти устройства будут работать каждое в своем режиме.

Создание современной инфраструктуры, подходящей для развития цифровых сервисов, требует от операторов все больших усилий, в том числе и финансовых. В связи с этим в отрасли разворачивается дискуссия о создании единого инфраструктурного оператора сетей нового, пятого поколения связи (5G). (Подробнее см. статью на стр. 21)

 

Партнерства с государством

Поскольку государство заинтересовано в развитии инфраструктуры, то операторы логичным образом ожидают от него разнообразной помощи. Одним из видов такой помощи являются партнерства государственных ведомств и частных компаний.

Алексей Чукарин из ДИТ Москвы приводит пример такого взаимовыгодного партнерства в перестройке оптических сетей в столице в 2012–2013 гг. По его словам, проект был очень накладным для всех операторов, которые хотели в нем поучаствовать, и они думали, как минимизировать затраты. А ДИТ Москвы в то время решил отказаться от собственной сети камер видеонаблюдения из-за издержек, связанных с содержанием и строительством сети под эти камеры и эксплуатационных затрат. Как раз в это же время формировались тарифы на пропуск трафика и были серьезные риски значительного роста цен на интернет для частного потребителя, вспоминает Чукарин.

Решением стало заключение сервисных контрактов, говорит он: «Мы многолетними, трех- и пятилетними, контрактами зафрахтовали операторов, которые за счет этих сервисных контрактов построили современную инфраструктуру, дошли до каждого подъезда, до каждой квартиры. Естественно, мы не компенсировали им ни в коем случае все издержки на эту инфраструктуру, но мы покупали и продолжаем покупать картинку с камер видеонаблюдения. Тем самым мы минимизируем свои косты».

Операторы же, по словам Чукарина, благодаря этим контрактам частично компенсировали свои затраты на строительство инфраструктуры. Из-за длительных контрактов операторам не так страшно было вкладывать деньги, и, соответственно, они могли получать под эти контракты кредиты. В результате затраты конечных потребителей на интернет остались крайне низкими, несмотря на рост потребляемого трафика, скоростей и количества потребителей.

Похожая история произошла с опорами двойного назначения, которые Москва передала инфраструктурным операторам, продолжает Чукарин. «Выиграли и операторы связи, которые пользуются этими опорами, и операторы опор двойного назначения, которые получили довольно простой доступ к городской инфраструктуре, и город, потому что мы улучшаем качество связи без затрат с нашей стороны вообще».

Наконец, ДИТ Москвы предлагает операторам поучаствовать в создании объектов линейно-кабельной инфраструктуры в жилищном фонде, возводимом по программе реновации, говорит Чукарин. Либо в рамках государственно-частного партнерства, либо в формате, когда город частично компенсирует издержки операторам, чтобы потом предложить недискриминационный доступ любому оператору к инфраструктуре.

О сотрудничестве оператора и города рассказывает и Игорь Жижикин из Tele2. По его словам, анализ поведения абонентов с помощью технологии big data дал возможность выделить в Москве и области так называемые геоюниты: «Оказывается, что если люди, например, живут в Подольске, то они ездят не только в Москву, но еще и в соседний район, потому что там магазин, в который они привыкли ездить. Если ты не сделаешь ему эту дорогу комфортной, он никогда к тебе не придет. И когда мы это увидели, мы начали по-другому смотреть на развитие». А дальше оператор научился это прогнозировать и передавать для нужд города.

«Власть, бизнес и потребитель между собой взаимосвязаны. И если власть хочет сделать так, чтобы потребителю было удобно, бизнес должен помогать ему, но при этом не забывая своих интересов», – заключает Жижикин.

  

Уйти от эффекта «тупой трубы»

Бизнес самих телекоммуникационных компаний должен претерпеть изменения под воздействием новой экономической модели – хотя большинство из них и использует уже массивы данных в своей работе, даже самые продвинутые из них вряд ли могут смело заявить, что завершили цифровую трансформацию. Такая трансформация, как ожидается, даст операторам долгожданные точки роста.

Операторы идут к этой трансформации разными путями. Так, «Вымпелком» развивает проект мессенджера и маркетплейса Veon. По словам исполнительного вице-президента компании Марека Слачика, за время, прошедшее с его запуска, оператор разработал разные подходы к тому, как показывать разные продукты, услуги, как их таргетировать, как предлагать и как использовать для развития бизнеса. Внедрение этого опыта таргетирования и использования big data в основное приложение оператора «Мой Билайн» имеет хороший потенциал для монетизации всех этих предложений, считает он. Компания предлагает партнерам разработанную систему таргетирования, которая работает. Средний отклик по сравнению с массовыми кампаниями достаточно высок, а по нескольким приложениям он достигал крайне высокого уровня – 20–25%, радуется Слачик.

Развитие мобильного интернета и смартфонов привело к тому, что сливки с абонентов операторов связи снимают не только сами операторы, но и интернет-компании – поставщики так называемых OTT-сервисов: Facebook, Google, Apple и др. Для абонента списываться и созваниваться через различные OTT-приложения (WhatsApp, Viber, Facebook Messenger, Telegram и др.) проще и удобнее. Общение между пользователями приложения бесплатно, зато функционал больше – необходим лишь доступ в интернет. Особенно это актуально для общения между разными городами, странами, а также при нахождении абонента в роуминге. Проблема не новая, она нервно обсуждается несколько лет, но игроки с той и с другой стороны уже перешли от споров к поиску решений – либо совместных, либо внутри своего бизнеса. Представитель МТС Алексей Меркутов считает неконструктивным противостояние между МТС и OTT-игроками. «Мы развиваем партнерство с OTT-игроками, запуская совместные продукты или предоставляя им доступ к нашей абонентской базе на основе взаимовыгодного сотрудничества», – говорит Меркутов.

Операторы планируют увеличивать долю выручки от собственных дополнительных сервисов. «Операторы связи сами развивают ОТТ-сервисы и направления для удержания клиентов и продвижения современных цифровых технологий,– продолжает Меркутов. – Это развитие all-IP сервисов – например, в 2015 г. мы первыми в России запустили сервис МТС Connect на базе стандарта Rich Communications (RCS), который при помощи единого приложения, интегрированного с телефонным номером и социальными сетями, позволяет абонентам получить доступ к расширенным мультимедийным услугам. Мы также развиваем экосистему приложений – нашим абонентам доступны 13 мобильных приложений».

Российские операторы связи сейчас активно работают над цифровизацией бизнеса как с точки зрения развития и эксплуатации сети, так и в части предоставления сервиса, вторит представитель «Вымпелкома» Лилия Галяутдинова. «Операторы сегодня – не просто инструмент голосовой связи, мы используем современные digital-инструменты для решения бизнес-задач, включая big data и Smart Managed Services – новую операционную модель планирования, строительства и эксплуатации сети, – говорит она. – Также мы работаем с проектами в сфере телемедицины в рамках наших партнерских программ: пользователям «Моего Билайна» сегодня доступны предложения от медицинских и ветеринарных онлайн-сервисов. В ближайшее время мы планируем расширить нашу работу и представим новые digital-проекты в сфере телемедицины, построенные на базе big data, искусственного интеллекта, машинного обучения и предиктивной аналитики».

«Ростелеком» активно развивает OTT-сервисы, пользоваться которыми могут не только абоненты оператора, – например, удаленное видеонаблюдение.

По словам вице-президента по развитию бизнеса «Ростелекома» Александра Айвазова, оператор планирует, что благодаря стратегии формирования вокруг домохозяйств экосистемы различных продуктов и сервисов, услуги связи в выручке будут составлять менее половины. По его словам, уже в скором времени средняя выручка на абонента (ARPU) отойдет в прошлое: «Если вы управляете ARPU – вы продолжаете оставаться строительной компанией, которая построила оптику, а дальше рассчитывает свой PnL исключительно с оптики. Если же вы клиентоориентированная компания, то должны учитывать LTV (lifetime value)».

Пытаются потеснить сотовых операторов на их традиционном поприще услуг связи и виртуальные операторы (MVNO).

В России было много экспериментов в области MVNO. Этим пытались заниматься ритейлеры X5, «Эльдорадо», «Евросеть», «Ашан» и др. Успешными их проекты не стали, но в последние годы рынок переживает новую волну MVNO.

Секция о виртуальных операторах была самой оживленной на прошедшей конференции «Ведомостей» «Телеком 2018» (подробнее см. стр.18). Представители «Вымпелкома» и «Мегафона» заявили, что большинство проектов виртуальных операторов до сих пор были неудачными и осуществлявшие их команды просто потратили средства своих акционеров. Коммерческий директор «Мегафона» Влад Вольфсон отмечал, что в мире из 100 виртуальных операторов только восемь сгенерировали положительную маржу, остальные либо находятся в убытках, либо вовсе закрылись.

В ответ гендиректор «Сбербанк-телекома» Руслан Гурджиян задался вопросом: стоит ли государству иметь четырех «реальных» сотовых операторов, построивших более-менее одинаковые «дороги», если можно построить одну «дорогу» с недискриминационным доступом? «Это позволит сэкономить капитальные затраты и предоставить ресурс тем, кому он более сейчас нужен, – социальным сетям, мессенджерам, в будущем – мобильному здравоохранению», – рассуждает Гурджиян. Таким образом, у идеи инфраструктурного оператора связи находятся сторонники и за пределами традиционной телекоммуникационной сферы.

 

Рецепты диверсификации

В сложившихся условиях операторы связи ищут способы диверсификации бизнеса. МТС стала совладельцем интернет-магазина «Озон» (недавно оператор дополнительно инвестировал в «Озон» 1,15 млрд руб.), приобрела сервисы по продаже билетов Ticketland.ru и «Пономиналу.ру» (сумма обеих сделок составила 3,6 млрд руб.), разработчика ПО для онлайн-касс «Облачный ритейл» (620 млн руб.) и киберспортивную команду Gambit Esports (313 млн руб.). Также МТС стала совладельцем принадлежащего ее акционеру – АФК «Система» – банка МБРР, переименовав его в «МТС банк» и начав вместе с ним развивать финансовые услуги.

«Мегафон» вместе с аффилированным с ним холдингом Mail.ru Group приобрел такси-агрегатора «Сити-мобил». Буквально недавно «Мегафон» и Mail.ru Group вместе с холдингом USM, Газпромбанком и госкорпорацией «Ростех» организовали совместное предприятие для развития цифровых сервисов.

 

Заработать на знаниях об абонентах

Глава наблюдательного совета инвестиционной компании LetterOne (основной акционер Veon) Михаил Фридман отмечал, что для телекоммуникационных операторов предстоит переход от взимании платы с абонентов к продаже пакетированный неперсонифицированной информации о них. Это становится возможным с помощью технологии анализа большого количества данных о своих абонентах – big data. Фридман указывал, что сотовые операторы обладают гораздо более широкими знаниями о своих абонентах, чем интернет-компании, а значит, тоже могут продавать рекламу.

На прошлогодней конференции «Ведомостей» – «Телеком 2017» – вице-президент «Вымпелкома» по развитию цифрового и нового бизнеса Джордж Хелд говорил, что благодаря big data компания может определить, когда абонента бросит его девушка, за три дня до того, как она это сделает. Правда, один из авторов этих строк, заинтересовавшись такой возможностью, неоднократно просил Хелда включить его в соответствующую фокус-группу, но пока безуспешно. Кроме того, как показала история с Cambridge Analytics, собиравшей данные о пользователях Facebook с целью демонстрации им политической рекламы, сфера big data полна неприятных сюрпризов и требует регулирования.

 

Комментарии к статье

* Обязательные поля